24.06.2019

Снижая аппетиты к риску: только 12% россиян считают привлекательным создание бизнеса

По мнению аналитиков Центра макроэкономического анализа Альфа-Банка, подобное нежелание брать на себя риски — явно не самая лучшая ситуация для экономического развития и в целом является одним из сдерживающих факторов для экономического роста.

Как считают в Центре макроэкономического анализа, основной подход к определению среднего класса, опирающийся на уровень базового дохода населения, как правило, сочетается с поведенческими характеристиками. Такими, как владение автомобилями или уровень сбережений.

«Если, по мнению международных организаций в России, к категории среднего класса можно отнести примерно 70% россиян, то подходы, учитывающие уровень сбережений, показывают, что он составляет только 4% населения. По нашей оценке, к среднему классу можно отнести 30% россиян».

Главный экономист Альфа-Банка Наталия Орлова

То, что численность среднего класса не так велика, как оценивает ряд международных организаций, подтверждается и опросами общественного мнения россиян по поводу их потребительского поведения. По данным опросов общественного мнения Росстата, на конец 2018 года:

3,2% российских домохозяйств располагали достаточным количеством финансовых ресурсов для удовлетворения всех своих потребительских потребностей;

32,3% респондентов могли позволить себе продовольственные товары, одежду и обувь и товары длительного пользования. При этом они не имели возможности приобретать машины, квартиры и загородные дома.

«Иными словами, первая, небольшая группа, судя по всему, соответствует очень узкому определению среднего класса по методологии Credit Suisse.

Тем не менее с точки зрения потребительского рынка, определению среднего класса скорее соответствует группа населения с долей 32,3% от совокупной численности населения страны, что подтверждает нашу гипотезу об ориентировочной численности среднего класса на уровне 30%».

Главный экономист Альфа-Банка Наталия Орлова

В итоге представители Центра макроэкономического анализа решили остановиться на населении с доходом в диапазоне от 39 до 99 тысяч рублей в месяц.

Как средний класс пострадал от экономических трансформаций последних лет

Если в 2014 году к среднему классу можно было отнести 37% населения России с долей 48% в совокупных доходах домохозяйств, то к 2018 году его доля в структуре населении страны сократилась до 30%, а доля в совокупных доходах — до 39%.

Доля среднего класса в структуре населения и совокупных доходов:

Год

2003

2014

2017

% всего населения

34

37

30

% совокупных доходов

42

48

39

«В целом ослабление позиций среднего класса характерно не только для России. В мире уже на протяжении длительного периода — с 1980 до 2016 гг — средний класс находится под давлением. Это связано с тем, что именно для этой группы населения был характерен самый низкий рост доходов за указанный период».

Главный экономист Альфа-Банка Наталия Орлова

В мире рост доходов менее обеспеченных домохозяйств доходил до 120%, а в сегменте наиболее состоятельных граждан — до 235%. При этом доходы среднего класса за аналогичный период выросли не более чем на 40%.

«Сопоставляя эти результаты с ростом доходов населения в России в период с 2008 по 2018 год, становится очевидно, что траектория роста доходов в России во многом соответствует мировому тренду: произошел заметный скачок доходов у наиболее обеспеченной категории населения — в среднем на 11%, умеренный рост доходов у малоимущих слоев — в среднем около 4%, при этом доходы среднего класса оказались стагнирующими».

Главный экономист Альфа-Банка Наталия Орлова

  • Доля продовольствия в структуре затрат среднего класса составляет 27%;

С 2013 года все группы населения, относящиеся к среднему классу, были вынуждены нарастить долю доходов, направляемых на покупку продуктов питания, на 3%.

«Слабый рост доходов во многом негативно сказался и на потребительском поведении. В России достаточно большая доля совокупного потребления приходится на продукты питания при этом относительно низкая — на услуги».

Главный экономист Альфа-Банка Наталия Орлова

  • Российский средний класс тратит всего 26% доходов на услуги;

И это, по словам Орловой, самый низкий показатель по сравнению с другими странами. Услуги составляют 40% суммарной потребительской корзины в развитых странах (США, Германия) и 30-35% в странах Восточной Европы и других государствах с развивающейся экономикой.

А на здравоохранение, образование, транспорт, связь и отдых представители российского среднего класса тратят и того меньше — около 20% доходов.

  • Средний класс меньше вовлечен в кредитный бум, чем в 2009-2012 годах;

«Новый кредитный цикл заметно отличается от предыдущего — средний класс в принципе не участвует в нем — он смог увеличить привлечение дополнительных финансовых ресурсов с локального дна 2016 года в 2,8% своих доходов до всего лишь 3,1-3,2% в 2017-2018 годах.

При этом категория наиболее состоятельных граждан резко повысила уровень использования финансового рычага с уровня 22% доходов в 2015-2017 годах до 30% в 2018 году».

Главный экономист Альфа-Банка Наталия Орлова

Как полагают аналитики, снижение интереса среднего класса к кредитным ресурсам может объясняться наличием накопленной долговой нагрузки. Об этом свидетельствует значительный рост издержек на обслуживание долга — с 2014 по 2018 год процентные платежи по долгу для среднего класса в номинальном выражении выросли примерно на 20%.

  • В 2017 году 15% среднего класса было занято на госслужбе, тогда как в 2003-м — около 10%;

«Если в мире средний класс традиционно ассоциируется с населением, работающим в частных компаниях или занятом предпринимательской деятельностью, но в России, по нашим оценкам, ситуация другая».

Главный экономист Альфа-Банка Наталия Орлова

Тенденция роста количества глав домохозяйств среднего класса, работающих на госслужбе с 10% в 2003 году до 15% в 2017, во многом связана со снижающейся долей предпринимательских доходов — с 17% до 9%. И сейчас только 12% россиян сейчас находят привлекательным создание собственного бизнеса. К примеру, в США количество желающих развивать собственную компанию достигает 57%.

«Подобное нежелание брать на себя риски со стороны населения — явно не самая лучшая ситуация для экономического развития и в целом является одним из сдерживающих факторов для экономического роста».

Главный экономист Альфа-Банка Наталия Орлова

По данным опросов ВЦИОМ за 2017 год, около 13% родителей в качестве работы для своих детей выбрали бы оборонный сектор. Для сравнения — в 2005 году их было всего 6%. При этом доля родителей, которые хотели бы видеть своих детей предпринимателями, сократилась с 3,5% до 2%.

Какую работу предпочли бы россияне, если бы могли выбирать (по данным Левада-Центра и Альфа-Банка):

46% — стабильную простую работу с небольшой зарплатой;

36% — готовы много работать на хорошо оплачиваемой работе;

12% — выбирают ведение собственного бизнеса, готовы принимать риски.

«Более осторожное поведение среднего класса, ставшее очевидным в результате изменения его потребительской стратегии, а также изменения финансового поведения, во многом отражает сжатие возможностей его роста.

Традиционно средний класс ассоциировался с людьми, способными самостоятельно создавать и поддерживать некоторый уровень дохода, в том числе и посредством предпринимательской деятельности. Однако, в России, доля предпринимательских доходов в структуре располагаемых доходов сократилась с 17% в 2000 году до 9% по итогам 2017 года. В то же время доля социальных трансфертов превысила уровень в 22%».

Главный экономист Альфа-Банка Наталия Орлова